Неурод
почти Без рекламы | Без попапов | Бес падонкаф
| Самый лучший в мире Неурод!

Сидоров Иван Петрович открыл глаза и улыбнулся. Сегодня был особенное утро. Тихо прокрался в ванную, споро побрился, привычно сидя помочился («Опять обоссал весь ободок!») и поплелся на кухню. Покушал бутерброд, выгреб остатки бутылок и побрел на мусорку. На месте воровато оглянулся, сел за баки и натужно посрал («После тебя всегда воняет!»). Вернулся. Перед уходом тщательно проверил отсутствие крошек на столе, чистоту раковины и отсутствие разводов на столе («Ты неряха, чему тебя дома учили!»), положил нехитрый обед в сумку и отправился на работу. Жена и дети еще спали.
 
Недавно он нашел чей–то проездной и теперь у Сидорова появилось немного свободных денег от проезда, которые бережно складировались в тумбочке рабочего стола. Еще немного и он сможет сходить со всеми в кафе, а не кушать в одиночестве домашнее, а если повезет, то даже пересечется с той милой сотрудницей из соседнего отдела. Теперь Петрович сможет утаивать от супруги сэкономленные на метро 60 рублей в день. Неплохо, как раз получится побольше отправлять родителям!

При подходе к офису сутулые плечи расправились («Будь мужиком и иди ровно!») и к зданию уже подошел уверенный мужчина средних лет. Жена требовала, чтобы он выглядел грозно и что это якобы способствует продвижению по карьерной лестнице. Но, похоже, годы домашних унижений наложили свой отпечаток и максимум ему грозила только похвальная грамота. Коллеги подтрунивали над ним и беззлобно скалились, когда он каждые два часа по расписанию звонил домой («У вас много холостых баб, не смей смотреть на них, хотя кому ты нужен!») и подкармливали печеньками.
 
Сегодня к ним в кабинет зашла его любовь! Поздравила, поцеловала в щечку и в ответ на его блеяние брезгливо одернулась. От этого внизу живота затрепетал отросток и Сидоров едва успел добежать до туалета. Стало чуть полегче. Иван протер руки и вернулся обратно. В обед как всегда потренировался разливать чай по чашкам и резать хлеб – он уже давно научился делать это идеально, но дома все равно регулярно огребал по поводу грязных крошек на полу и столе. Чуть позже занял пару тысяч у коллеги и сложил в конверт – скажет жене, что подарил начальник и та может быть даже улыбнется.
 
Рабочее время вышло. Сидоров вернулся домой, выпил чая, уныло посмотрел мультики и натужно поиграл с детьми («Тебе никто не нужен, ты думаешь только о себе!»). Лег спать, со сладкой истомой вспомнил сегодняшний чмак любимой сотрудницы и рука привычно потянулось вниз. Из–под кровати достал фляжку с коньяком и чуть–чуть отпил. Стало хорошо и приятно. Увидеть бы сейчас еще родителей, но к ним через тысячу километров он поедет только через полгода («Нечего кормить РЖД, ты прекрасно общаешься и по скайпу!»).
 
Петрович давно уснул и только засохшая слеза на щеке выдавала его ночные раздумья. День Дня Рождения Ивана окончился.