Неурод
почти Без рекламы | Без попапов | Бес падонкаф
| Самый лучший в мире Неурод!

В московском Центре документальной фотографии Fotodoc открылась выставка одного из самых интересных современных фотографов-документалистов Дмитрия Маркова. Фотография никогда не была его профессией. Дмитрий — социальный работник, волонтер в детских психоневрологических интернатах и группах трудных подростков. Возможно, поэтому все его работы — искренний авторский взгляд на жизнь его героев — провинциальных, беспризорных, беспомощных, наивных. В его фотографиях — жизнь, которую замечают не все, и та, которую предпочитают не замечать.
 
Российская провинция на снимках Дмитрия Маркова

Пятеро украинцев сменили имя и фамилию на Айфон Семь (Айфон Сім) ради бесплатного iPhone 7.
 
А на что ты готов ради нового смартфона?

Если любите котиков, то под кат лучше не заглядывать.
А почему бы и нет?
 

И снова о чарующем мире школьной вписки. На этот раз молодые люди не стали ничего ломать и крушить (ну почти ничего), но вооружились маркером. Вот даже не знаем что лучше: сколотить назад разломанный стол и выломанные двери или оттирать всю квартиру от творчество друзей-дебилов. А оно вообще оттирается без последствий?
 
Нам нужны пиво, маркер, друзья-дебилы и мы впишемся в любое пространство

12 Февраля
Вася
 
Работала как-то моя несостоявшаяся теща буфетчицей в кафе, с гордым названием «Пиццерия», тогда в мелких кафе еще не было понятия «бармен». На дворе начало 90-х, как на самом деле должна выглядеть пицца никто не знал, поэтому тупо раскатывали тесто до состояния блина и клали туда все подряд, засыпая сверху сыром. Мысль о том, что может быть пицца только с сыром или только с помидорами, никому не приходила в голову, про то, что можно на всю пиццу положить пять кусочков колбасы, сквозь которые видно небо, уже не говорю. Итог сей басни: пицца получалась вкусной и не дорогой, народ в кафе потянулся. Потом кому-то в голову пришла «гениальная» идея продавать пиццу кусками и удешевить в розлив водку. А тогда уже потянулся совсем другой народ, и кафе превратилось в разливуху, ибо нормально выпить и закусить горячим за такие деньги больше было негде.
 
История.
 
Контингент местных алкашей был ограниченным и через месяц всех уже знали в лицо, а через пару месяцев, особо благонадежным, наливали в долг. Конечно, теща, по старой советской привычке, слегка не доливала, а уж знакомым рожам и подавно.
В обед к стойке всегда стояла очередь. Подходит по очереди местный Вася, протягивает скомканные рубли:
— Двести водки.
Пока теща наливает, Вася считает остатки мелочи:
— И кусок пиццы на закусь.
Теща ему, естественно, не доливает. В этот момент мужик, стоящий за Васей, достает ксиву:
— Контрольная закупка. Где у вас мерный стакан? Выдергивает двоих из очереди:
— Вы и Вы будете понятыми. Теща бледнеет и впадает в состояние «проглотила Маша мячик»: Стакан-то, хоть и не граненый, но и так видно, что водки в нем чуть больше 150.
Вася стоит у стойки в тихом ахуе, так как все, о чем грезилось и мечталось весь день, на последние кровные, сейчас уйдет на вещдоки.
Немая сцена продолжалась недолго, первым очухался Вася. Он схватил стакан, залпом выпил, рукавом занюхал, потом, с довольной рожей, повернулся к ОБЭПовцу:
— Милый, купи себе и мерь сколько хочешь.
Тут же отмерла теща, сказалась двадцатилетняя закалка работника советского общепита, достала мерный стакан:
— Что будете мерить?
Менты, конечно, ушли, а Васю потом месяц поили бесплатно.

  Хотя власти Ирака еще в конце прошлого года сообщали о полной победе над ИГИЛ на территории страны, отдельные боестолкновения с остатками террористов Исламского Государства происходят до сих пор. Так, вчера пресс-служба Минобороны Ирака опубликовала видео боя иракских пехотинцев против бронированного пикапа со взрывным устройством. После минутной, перестрелки очередью из тяжелого пулемета было произведено попадание и шайтан-арба шахида разлетелась на тысячи частей.
 
В Ираке взрыв последнего шахид-мобиля ИГИЛ попал на видео


Что делать, когда очень хочешь жить во дворце, но у тебя просто двушка на втором этаже в хрущевке? В обычном случае – ничего. Но если ты живешь в городе Нальчик (Россия, столица Кабардино-Балкарской Республики), то можно попробовать!
Под катом непринужденная роскошь местной аристократии.
 
Свой небольшой дворец в хрущевке
БАБАХ! И выросла пристройка, а какая! Людей с первого этажа можно только пожалеть, они тут же превратились в "детей подземелья". Зато семья на третьем этаже получила бонусом огромный балкон. А еще у подъезда появился небольшой и уютный садик.
 
Свой небольшой дворец в хрущевке
 
К сожалению, нет фотографий интерьера внутри этого дворца. Но есть фото входной двери изнутри. Тоже весьма нарядно.
 
Свой небольшой дворец в хрущевке
 

Правдивая история о том, как парижане съели городской зоопарк
 
На протяжении четырёх месяцев, с 19 сентября 1870 года по 28 января 1871 года, прусская армия держала в осаде город Париж в рамках Франко-прусской войны. До того как все линии снабжения были отрезаны, Министерство сельского хозяйства Франции усиленно работало над тем, чтобы собрать как можно больше продуктов питания и топлива. Весь домашний скот согнали на окраину Парижа, в парк «Булонский лес».
 
По-видимому, испытывая нехватку запасов, менее чем через месяц парижане начали убивать и разделывать лошадей. Их мясо употребляли в пищу, а из собранной крови готовили пудинги. К концу осады было убито и съедено около 65 тысяч лошадей.
 
К 12 ноября 1870 года на рынке в продаже стали появляться разделанные собаки и кошки, наряду с подносами, на которых лежали мёртвые крысы и голуби. Убитые домашние питомцы продавались по 20-40 центов за фунт (= 453,6 грамма), в то время как стоимость хорошей, упитанной крысы могла достигать 50 центов.

  Всегда, немного по доброму завидовал удачным людям. Вот вроде смотришь плюгавенький паренек с лишним весом, робко трется у чужого автомобиля, пытаясь сделать удачную фотографию для одноклассников. А нет, это матерый криптовалютчик, акула финансов, настоящий миллионер Корейко нашего времени! И этот успешный джентльмен собрался в скаочноеБали, для чего ищет себе спутницу. Но к ней есть ряд... требований))
 
Состоятельный майнер, разбогатевший на криптовалютах, ищет спутницу

  Понедельник - время доставать угар из социальных сетей. Вконтакты богаты разными униками и колоритными личностями. И каждый стремится это доказать, размещая тонны идиотских фотографий в своем профиле. Ковры, водка, веселые рожи и шутки ниже пояса обязательные атрибуты этих фото. А, впрочем, смотрите сами.
 
Выходные прошли на отлично!

Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 
Выходные прошли на отлично!
 

На днях сидел в кафе с одной своей знакомой. Пообедали. Потом попросили чаю. Простого, зеленого, классического. Официант спросил: «Десертики будете?» Я сказал: «Дайте меню», он принес тяжелую кожаную папку, раскрыл на нужной странице, забормотал: «черный лес, эстерхази, тирамису, эклерчики». Я спросил: «Возьмешь пирожное?». Она помолчала, подумала – долго думала, секунд пять – но потом сказала покачала головой и сказала: «Пожалуй, всё-таки нет».
Я не удержался и спросил:
- Скажи, а вот ты, когда сделала паузу, ты на самом деле думала, брать пирожное или не брать? Или ты уже заранее знала, что не будешь, и только сделала вид, что раздумываешь?
- Нет, - сказала она. – Я честно размышляла. Я хотела сладкого. Но потом решила, что лучше сдержаться.
- Понятно, - сказал я. – Тогда позволь еще вопрос. Интимный. Ладно?
- Валяй, - сказала она и посмотрела на меня поверх очков.
- Нет, не лично интимный, а так, - смутился я. – На интимную тему. Вообще.
- Не томи! – засмеялась она.
- Вот такой вопрос, - сказал я. – Как ты понимаешь, я в молодости не раз и не два, и даже не десять и не сто, после танцев, или выпив в хорошей компании, или читая стихи на скамейке Тверского бульвара, – я говорил, шептал девушке: «Поехали ко мне». А девушка молчала несколько секунд, как будто бы взвешивая все за и против, а потом медленно и отрицательно качала головой.
- Что, так ни одна и не согласилась? – засмеялась моя собеседница. – Бедный.
- Да нет! Я не о том. Когда она соглашалась, то все получалось как-то без слов. Она просто обнимала меня, или шла в прихожую взять пальто, или мы вместе вставали со скамейки и бежали к троллейбусу. А если нет – то перед отказом непременно пауза. Вот и скажи мне: девушка уже заранее знает, что не поедет, и только делает вид, что решает? Чтоб обидно не было, чтоб отказ выглядел обдуманным. Или она на самом деле обдумывает разные «за» и «против»? И вот приходит к выводу, что доводов «против» все-таки больше…
- Смотря сколько секунд, - сказала она. – Ты прав, неприлично сразу завопить «нет». Но если она думает две секунды, это значит, что ты ей совсем не нравишься. В эти две секунды она в уме произносит: «Я – к тебе? Ты охуел, дружочек?». Но если она молчит пять секунд – значит, она действительно думает. Но ты знаешь, о чем она думает, что взвешивает?
- Что?
- Вот что. Ей очень хочется. Но сразу сказать «да» - неприлично. А хорошие девчонки с перва раза не дают, известное дело. Но сказать «нет» - это риск, что второго раза не будет. Вот между этими рисками и идет выбор, между риском показаться легкой давалкой или мрачной целкой. Понял?
- Понял, - сказал я. – А я-то думал, тут мысли о будущих отношениях, что он за человек, и всё такое.
- Для этого нужно часа два, - сказала она. – Вот один раз один очень хороший мальчик сказал мне, что я ему очень нравлюсь. Серьезно так сказал, в глаза заглянул, за руку взял. После последней лекции. А у меня как раз родители уехали к бабушке в Свердловск. Я одна дома, в отдельной квартире. Я ему говорю вместо ответа, то есть он говорит: «Ты мне очень нравишься», а я говорю: «Проводи меня до дому». Мы учились на Моховой. Я жила в начале Дмитровского шоссе. Пятница. Конец ноября. Холодно, снег и ветер. Он говорит: «Пошли». Беру его под руку. Идем. Сначала по Горького, потом на Чехова мимо кино «Россия», потом через Садовую на Каляевскую, на Новослободскую… Я уже дома линеечку к карте приложила – бог мой родимый, почти восемь километров! Пешком! Снег в лицо! Уши мерзнут! А он мне все рассказывает, рассказывает, чем он увлекается в научном смысле, а потом про поэзию, я ему говорю: «Почитай чего-нибудь», а он читает, громко, красиво…
- Прохожие, небось, оглядываются?
- Да нет, стихи он уже на Новослободской читал, там народу почти не было. Да. Закончил он читать, я ему говорю: «Стой». И стала ему шарф поправлять. «А то, - говорю, - ты у меня простудишься». «Ты у меня», понимаешь? То есть я уже думаю и чувствую – мой человек. Совсем родной. Он мне плечи легонько так сжал: «Спасибо». Хорошо. Не полез целоваться, а вот так – по-родному. Чудесно. Идем дальше, темнеет, он начал про свою семью рассказывать. Мама-папа, дедушка-бабушка, брат и дядя, где живут, кем работают, даже сколько получают! Дедушка генерал, папа доцент, дядя главный инженер, брат кандидат наук… Собака Вальтер, кошка Муся, дача в Валентиновке, машина «Волга»…
- Запомнила, однако! – сказал я.
- Это старческое, - сказала она. - События молодости со всей яркостью.
- Ладно, - сказал я. – Ну и?
- Ну и вот. Где-то на середине Бутырской улицы я вдруг сообразила, что он про меня ничего не спрашивает. Чем я увлекаюсь, у кого курсовую пишу, какие книжки люблю… Или вот про свою семью рассказывает – точнее, хвалится. А про моих папу-маму не спрашивает. А я-то рассупонилась, как дура – родной человек, мой человек… А ему про меня ничего не интересно! Ну и иди к черту! Как-то сразу во мне щелкнуло. Как будто выключилось. Он дальше треплется, а мне противно.
- Ты что! – сказал я. – Он, наверное, подумал, что это будет бестактно. Выяснять про твоих родителей – как будто сватовство.
- Не знаю, - сказала она. – В общем, дошли до моего дома, зашли в подъезд, и я ему говорю: «Спасибо, что проводил, пока». Он прямо сглотнул. «Пока», - говорит. Повернулся и убежал.
- Интересно, - сказал я.
- Да. Пока шли по Горького, по Чехова, по Каляевке – я уже всё размечтала во всех подробностях. Такой хороший, добрый, умный А на Бутырской вижу – холодный, тупой, самовлюбленный «мальчик из хорошей семьи»…
Я вздохнул.
- А может быть, мне просто очень сильно писать захотелось, - тоже вздохнула она. – Представляешь, входим, квартира маленькая, современная, дверь сортира в прихожую смотрит, я бегу в сортир, и он слышит «дззззз». Ужас, кошмар, позор. Но ничего. Я потом все-таки вышла за него замуж. Но ненадолго.


А это Томск, клуб «Район». Там на сцене тамада устроил в конкурс, по правилам которого девушка должна была прямо на сцене взять в рот. Что не совсем трезвая посетительница не преминула сделать.
 

Если смотреть на жизнь города под профессиональным углом, то жизнь наших сограждан заиграет яркими красками. Вот, к примеру, как видится досуг горожан диспетчеру службы такси города Киров.
 
Все пьяные! Выходные глазами диспетчера такси

Таблетка очень хорошая! Качественно вставляет и судя по описанию очень долго действует даже на знакомых.
 
Наркоманам на заметку

  Друзья, это будет сложный текст, такое читаешь не каждый день. Это смесь БДСМ, эротической прозы, уроков русского языка, сдобренная капелькой этнографии. В общем, такие письма получают русские женщины от иностранных рабочих в социальных сетях. Смуглые парни сразу заходят с козырей и сообщают о своих планах на вечер.
 
50 оттенков Таджикистана

Один из «ботаников» с известной фотографии-мема начала 2000-х работает теперь программным инженером в SpaceX и принимал участие в подготовке запуска Falcon Heavy. А чего добился ты?
 
Над этими парнями смеялся весь интернет в начале 2000-х, а теперь настал их черед

Помните старую байку про попа в публичном доме "Батюшка, Вы или крест снимите, или трусы наденьте?". Так вот, тут некая "звездочка" Инстаграмма решила поумничать и порассуждать на тему религии. Получилось один сплошной фейспалм.  
 
О крестике, трусах и ветре в голове

Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.
Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.
 
Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.
 
Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.
— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!
 
Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:
— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.
— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!
 
Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова вернулся в Южную Африку, адъютантом командующего.
Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:
— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.
 
Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.
— Как же так получилось? — спросили Адриана.
— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.
Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.
 
В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.
— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.
У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.
— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.
 
— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.
 
И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.
— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.
 
Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.
— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали в комиссии.
— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.
Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:
— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.
 
— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.
И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.
 
— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.
— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.
— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!
И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.
— Давай дальше режь, и я пошел!
Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.
 
— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.
Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.
— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.
Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.
 
Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.
Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:
— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.
Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.
 
А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.
— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.
И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.
— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.
— Это красные, — пояснили ему.
— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!
Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.
 
После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.
Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.
— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.
Но те только гонорово надувались, и говорили:
— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.
— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.
 
И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.
 
Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.
— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.
— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!
В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.
— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компании.
 
В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.
— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.
Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.
— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.
 
Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.
В 1943 году итальянцы говорят ему:
— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.
И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.
 
Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.
В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:
— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?
— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.
— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.
 
И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.
— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.
— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.
 
«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».
 
Умер он в 1966 году, в возрасте 86 лет. Человек-медоед, не иначе.
© Диана Удовиченко

Место действия новый ростовский аэропорт Платов. Товарищ на мерседесе решил объехать пункт оплаты по газону.
 
Когда купил Мерседес, а денег на парковку уже не осталось

А это новость из Сибири. Там копатыч залез в вагончик с людьми, хорошенько полакомился, а потом его там, видимо, и застрелили. Но перед этим он успел вдоволь повеселиться
Как медведь в бытовке веселился
 
Как медведь в бытовке веселился
 

Страшно подумать, но действительно еще существуют коммунальные квартиры и бараки. С общей кухней и всеми этими разговорами и ссорами между соседями. Какой-то другой чудный мир, окунитесь в него на две минуты!
 

На зимнюю Олимпиаду в Южной Корее КНДР отправила не только спортсменов из КНДР, но и группу поддержки — девушек-черлидеров. Это не случайные люди: их специально отобрало правительство страны.Как отмечает The Washington Post, «чрезмерная» хореография и песни болельщиц стали отличительной чертой «cеверокорейской пропаганды». В New York Times подчеркнули, что таким образом КНДР стремится показать «силу, уверенность и стабильность режима», также повлиять на имидж страны. «Похоже, уловка Ким Чен Ына работает», — заключила колумнистка издания.
Оригинал тут.

Изначально - ГОА - тихий штат на западе Индии, который полюбили хиппи в 1960-х годах. Это тихое местечко, где люди этой культуры жили за гроши, отдыхали, наслаждались природой и океаном. Намного позже штат ГОА стал одним из туристических центров Индии, превратившись в застройку отелей, пыльных дорог и шума. Но кое-что от культуры хиппи осталось - это крупнейший ночной рынок, который является наиболее популярным среди них. Смотрим свежую подборку кадров оттуда:
 
Рынок для заблудших душ из 1970х

Подборка фотографий прекрасных девушек, которые мало того, что отлично выглядят, так и наносят яркие и сочные татуировки на свое тело. И это уже совсем не бабочка на пояснице, это целые произведения искусства. Главное, чтобы они не переставали радовать нас свежими кадрами (под катом - горячее):
 
Забитые девушки на урод.ру

Страницы 12345678910111213141516