Неурод
почти Без рекламы | Без попапов | Бес падонкаф
| Самый лучший в мире Неурод!

Выяснив у дяди Вовы, что Новый Год он твёрдо намерен встретить в деревне, в своём доме, сын особо спорить не стал. Во-первых, видел, как прикипел отец душой к тем местам, а во-вторых, оставь его одного в городе — и что он будет делать в четырёх стенах? Ехать с семьёй сына на море тот отказался: мол, не привык он, чтобы Новый Год без снега проходил, а Деда Мороза в плавках он и так уже видел однажды. Утром первого января, у дверей какого-то ночного клуба.
 
Но просто так отпускать отца тоже не хотелось, и в итоге во двор своего деревенского дома дядя Вова въехал на гружёной под самый верх машине. Правда, распаковывать коробки не спешил, чтобы дать возможность Кузьмичу на правах любимого соседа испытать радость первооткрывателя.
 
Кузьмич, дипломатически выждав аж минут пять, появился у калитки и, важно поздоровавшись, засеменил за дядей Вовой в гараж.
 
-- Ты как, - спросил он, присаживаясь возле машины на чурбак, - Наездом али на подольше?
 
-- На подольше, - ответил дядя Вова, выгружая коробки и сумки. - Думаю тут до середины января остаться, а там как получится.
-- Вот и хорошо, - мигом повеселел Кузьмич и полез за пазуху за кальвадосом собственного изготовления. - Мне как раз твоих педагогических талантов страх как не хватает.
-- Что стряслось? - поинтересовался дядя Вова, глядя, как сосед открывает очередную коробку и, обнаружив, что она доверху набита ёлочными игрушками, отставляет её в сторону.
-- Да Ленка тут со своими мелкими приехала, - вздохнул дед, принимаясь за следующую коробку.
-- О. Сочувствую, - улыбнулся дядя Вова, вспоминая проделки близняшек. - Дом на ушах стоит?
-- Да это бы ладно, - с досадой махнул рукой Кузьмич. - Они тут с местной шпаной поцапались. Теперь друг на дружку через окно дуются и рожи корчат.
-- Чего не поделили-то? - полюбопытствовал дядя Вова.
-- Ну а чего, по-твоему, могут городские с деревенскими не поделить? - развёл руками Кузьмич. - Настёну, конечно. Ну и конфликт культур, ясен пень.

Дядя Вова вспомнил мелкую шуструю девчонку с соседней улицы.
 
-- А, ну это достойный повод, - усмехнулся он.
-- Ну да, - скривился Кузьмич. - Так теперь местные подбивают её, чтобы она против моих с ними дружила, а ей хоть разорвись. Да и моим страсть как обидно.
-- Ого! - дядя Вова достал из вороха ёлочных игрушек небольшую картонную коробку и внимательно её оглядел. - А это как тут оказалось?
-- Что там? - навострил уши Кузьмич.
-- Да так, потом расскажу, - махнул рукой дядя Вова. - Но мысль кой-какая появилась.
 
Следующим утром Кузьмич, отправившись лично выгуливать близнецов во избежание культурального конфликта, застал дядю Вову возле молодой (всего-то метров пять) сосенки, что росла на обочине между их домами.
 
-- Володя, привет! - поздоровался он. - Ты чего это с проводами колдуешь?
-- Так Новый Год же на носу, - отозвался дядя Вова. - Хочу ёлку вот украсить, гирлянду повесить. Поможете?
-- Да! Да! - запрыгали от восторга близнецы.
-- Ну тогда топайте с дедом в мой гараж за игрушками, - хитро улыбнулся дядя Вова. - А я пошёл за стремянкой.
 
Через полчаса, когда процесс наряжания был в разгаре, дядя Вова вдруг слез со стремянки и не спеша направился к дому через дорогу.
 
-- А вы чего подглядываете? - спросил он притаившихся за забором местных пацанов. - Помогли бы, что ли.
-- А мы с этими, - старший из ребятни, шмыгнув раскрасневшимся на морозце носом, кинул в сторону близнецов, - Не дружим.
-- А чего так? - изогнул бровь дядя Вова.
-- Они же городские, - ответил кто-то из ребятни.
-- Ну и что? - спросил дядя Вова и вдруг подмигнул ребятне. - Зато у них есть кое-что... Но это секрет. Если поможете — они с вами поделятся.
 
Через некоторое время к компании детворы, наряжавшей ёлку, присоединилась и Настёна. Окинула композицию критическим взглядом, поглядела на близняшек, потом на местных — и принялась раздавать указания. Туда надо шариков добавить, туда сосулек, вот ту белоку снять и перевесить сюда... Пацаны, всё ещё косясь друг на друга, засуетились, выполняя её распоряжения.
 
-- Ну настоящая хозяйка растёт, - весело покачал головой Кузьмич. - Слышь, Володя, а что за коробочку ты моим обормотам выдал? И о чём там с ними шушукался?
-- Погоди, пусть ёлку нарядят, - отозвался, наблюдая за процессом, дядя Вова. - Потом сам всё увидишь. Точнее, услышишь.
 
-- А мы уже закончили! - доложились близнецы. - Деда, можно мы с ребятами поиграем?
-- Только чур не драться, - погрозил им пальцем Кузьмич.
-- А вечерком, как стемнеет, приходите к ёлке, - добавил дядя Вова. - Я огоньки зажгу, хоровод водить будете.
-- Эти? - удивился Кузьмич. - Да они его в жизни не водили.
-- А ты не теряй веры в подрастающее поколение, - назидательно ответил дядя Вова и обернулся к ребятне: - Ну ладно, бегите уже.
 
Секрет коробочки, что дядя Вова презентовал близнецам, раскрылся уже минут через пять. Вначале громыхнуло в районе кузьмичёва курятника, и по двору, выпорхнув на снежок, заполошно заметались несушки. Потом рвануло чуть подалее, Потом ещё и ещё.
 
-- Петарды, - ответил дядя Вова на немой чозанах Кузьмича.
 
Следующий взрыв, что донёсся издалека, показался приглушённым, зато последовавший за ним вопль «Ёкарный бабай!» - довольно чётким и разборчивым.
 
-- Рашитыч, - определил Кузьмич. - Кажется, его запор сегодня без шестого тазика пройдёт.
 
Истратив запас петард, ребятня ещё долго носилась по деревне: сначала убегали от жаждущего крови и загадочного "сыктым-елдым" Рашитыча, потом играли в снежки, потом в царя горы...
 
Вечером все собрались у ёлки. Петровна вынесла ребятам угощение, и те, наевшись, стали взахлёб обсуждать, кого сегодня успели подорвать.
 
-- Кажется, про хоровод они уже забыли, - наливая в рюмку яблочный самогон, молвил Кузьмич.
-- Ничего подобного, - вскинув голову, возразил дядя Вова. - Ты прислушайся.
 
Издалека донёсся детский театрально-хоровой шёпот: «Ах, у ели, ах, у ёлки, ах, у ели злые волки!»
 
-- А ты говоришь — конфликт культур! - рассмеялся дядя Вова. - Да у них там полное взаимопонимание!